Меню сайта

Кузня чемпионов

Кузня чемпионов


Совсем недавно прошел чемпионат мира среди профессионалов по тайскому боксу. Победителем стал краснодарец Олег Перевертунов. На сегодняшний день Олег второй раз стал обладателем пояса чемпиона мира. Он также является одним из основателей краснодарского клуба «Кузня», где куют настоящих победителей, приносящих победы на чемпионатах и соревнованиях международного уровня. «Живая Кубань» не могла упустить случай и не познакомиться с одним из самых сильных людей в мире, который при встрече оказался легким, позитивным и обаятельным собеседником.

– Здравствуй, Олег. Отлично выглядишь, расскажи, как прошел последний бой. Обошлось ли без травм, как ты себя чувствуешь?

 – На самом деле думал, будет легче.  Первый раунд выдался для меня очень тяжелым, я пропустил очень много ударов. Сейчас на лице ничего не видно, но после боя у меня было все в шишках, гематомах, нос разбил. В первом раунде соперник навязал такой большой темп. Но я-то понимал, что всего пять раундов. Если в первом такой темп, он либо должен быть нереально выносливым, либо попытается закончить быстро. Во втором раунде уже начал доминировать, а в третьем я попал локтем по лицу и сделал сильное рассечение, остановили   врачи. Получается, я выиграл техническим нокаутом.

eZ-8zIe0P70.jpg

– А когда спортсмен травму получает травму во время боя, он не чувствует боли? Обезболивает азарт?

– Скорее всего не азарт, а адреналин, наверное. После боя отходишь, потом дня два все болит, лед прикладываешь.

– У тебя это второй пояс чемпиона мира.  Как мне кажется, первой победы добиться проще, а вот доказать, что это была не случайность, труднее.

 – Да, победить можно, удержать тяжелее. Когда предложили этот  бой, я посмотрел соперника и не увидел ничего такого, чтобы не смог победить. Сразу согласился, даже не думал. Все зависит и от соперника, и есть ли время готовиться. У меня времени было много на подготовку.  Я прямо столько готовился, что надоело тренироваться. Хотел быстрее уже подраться. Для себя очень много нового почерпнул, и в этом бою мне это помогло. Первый раунд у меня выдался тяжелый, вначале немного растерялся, но потом нормально.

– А есть соперники, видя которых, ты понимаешь,  что тебе лучше с ними не сталкиваться?

– Ну пока еще таких не было. Еще не было такого, чтобы прям  нельзя было подобрать ключ.

– А что может помешать спортсмену  победить?

– В основном влияет психологический настрой. Потому что можно отлично готовиться, в зале пахать, делать нереальные нормативы, бегать быстро, резко все делать.  А буквально перед боем можно поймать ступор, называется в спортивном жаргоне – «гореть». Вот если «перегорел» – это самое плохое, потому что забиваются мышцы, ничего не получается из того, что планировалось,  вообще выходишь из строя. Мы стараемся помимо профессиональных турниров выступать на любительских, чтобы этот барьер соревновательный присутствовал и не было разницы, что в зале драться, что на ринге, тогда этот ступор уходит. И с каждым разом все проще головой принимаешь бой. Как на  тренировке, не обращаешь внимания ни на других спортсменов, ни на зрителей. Просто идешь в свой угол, видишь соперника, и все.

– Как проводишь время перед самым боем?

– Я просто стараюсь отвлекаться, слушаю музыку, хожу в кино. Не смотрю единоборства, бои. Просто стараюсь меньше думать, и все. Но опять же мне не особо мешает, не было такого, чтобы меня сильно трусило,  нервничал.

– Какие фильмы смотришь, музыку слушаешь?

– Фильмы – преимущественно комедии, музыка – больше нравится рок.

– Не хочется иногда полениться?

– Я вообще очень ленивый. Большую часть времени ленюсь. Если  нет никаких турниров, мне очень тяжело себя заставить, но если куда-то сам готовлюсь, то постоянно тренируюсь, режим соблюдаю.  Просто если мы к чему-то готовимся, то тренируемся утром и вечером, а если нет, то только вечером, и то не каждый день. 

– А у  тебя есть спортивное прозвище?

 – Прозвище есть, но оно не связано с боями, оно еще с детства идет. Среди старых моих друзей  – Медведь.

– Почему Медведь?

– Но опять же это не связно ни с какими  габаритами.

 – Мед любил?

– (Смеется.) Нет, не с медом. Все было просто. Мы были детьми еще, отдыхали в летнем лагере спортивном с братом двоюродным. А  у меня походка такая ленивая, я медленно хожу  и один парень говорит: «Ты косолапый, как медведь». Ну и началось «Медведь, медведь», так с самого детства и осталось.

bcrkQZFog1U.jpg

 – А откуда вообще попал в такой вид спорта? Дрался в детстве часто?

 – Да на самом деле не могу сказать, чтобы дрался или был каким-то проблемным ребенком. Нет, просто как-то… Я на самом деле очень  поздно начал заниматься. Пришел в секцию, наверно, в лет шестнадцать – меня дядя привел. Ну вот, занимался там буквально год, сначала  из-под палки ходил.

 – А до этого не занимался ничем?  Часто в бойцовский виды приводят слабеньких, чтобы мужиком стал.  

 – Меня привели просто потому, что я был пухлый, чтобы похудел.

– А тебя кто-то потом заприметил или  саморазвитием занимался?

– Наверное, больше сам, потому что тренера как такового у меня нет.

– Когда ты стал понимать, что хочешь спортивное будущее? Когда у самого стало что-то получаться или когда видел успехи других ребят?

– Я пришел в секцию кикбоксинга на Гидрострое новичком.   На  на тот момент там уже было много чемпионов мира, России. Достаточно титулованные ребята, с ними расти было быстрей. Когда ты новичок  и встаешь  с чемпионами,  быстрее становишься выше на ступень.  Наверно, я больше смотрел на других, на их титулы, хотелось быть ну хотя бы примерно такими, как они.

– То есть то, что  ты сейчас из себя представляешь, это полностью твое собственное становление?

– Ну да. Я  сейчас сам тренер. Тренирую ребят, сам тренируюсь с ними.

– А есть уже какие-то ученики, в которых ты видишь будущих чемпионов? 

– Да, есть.

0VYcBU9-LLA.jpg

– Чья победа воспринимается приятнее –  своя или ученика? Одно – ты сам сделал, а другое – то, что ты вкладываешь в других,  приносит такие результаты.

 – Естественно, ученика приятней! Потому что сам для себя ты знаешь – да, хорошо, да, получилось, и  слава Богу. А  когда ученик выигрывает – это совсем другое. Когда рука поднимается вверх,  эта победа  одного – победа всего клуба.

– А бывают неблагодарные ученики?

– Конечно, бывают. Но у нас таких мало. Были такие, но уходили. Непонятно, по каким причинам. Что-то там искали в других клубах, но ни к чему это не привело, а уже назад никто таких не примет.  

– Никогда?

– А зачем? Естественно, никто зал для них не будет закрывать, но и отношения уже прежнего не будет.

 – А если видишь, что звездный мальчик? Бывают такие природой одаренные.

 – С такими тяжелее всего. Такие в основном и уходят, потому что считают, что вокруг них Земля крутится, что им все легко дается, все могут. Но это лишь до того момента, пока они, так считая, выходят на ринг неподготовленные и проигрывают. А потом винят тренеров и друзей, что они что-то сделали неправильно.

– То есть если брать талант и труд, то получается, труда нужно больше, чем таланта?

– Если талантливый еще и трудяга – это чемпион гарантированный. Чего-то одного мало. Многие, бывает, пашут-пашут, пашут-пашут, и ничего не получается. Рано или поздно все равно получается, но не таким путем, как у одаренных.

aAZ1PhgM-ZA.jpg

– А есть какие-нибудь спортсмены, на которых до сих пор равняешься?

– Если брать российских, например, то их очень много, кто мне  нравится. Даже далеко ходить не надо  – с Кубани есть парень, мой друг – Анатолий Моисеев.  Он очень известен у нас на самом деле. Сам из Крымска. Дерется сейчас на турнире Glory. Он там хорошие результаты показывает. На него равняемся. Много чего советует, показывает своим примером. Также из российских бойцов Александр Шлеменко – это как кумир в нашем клубе. Также Артем Левин, Артем Вахитов, Алексей Папин. Вот такие бойцы, на которых мы смотрим и равняемся.

– Находясь в одном виде спорта, вы даете друг другу какие-то полезные, добрые советы или остаетесь так или иначе конкурентами?

– Нет, в любом случае мы проводим какие-то совместные тренировки и с другими клубами.  Вражды, конечно, никакой нет, мы в одном городе все, друг друга знаем. Но все равно соперничество  присутствует  – никто  не хочет проиграть, выступая за свою школу, в чем-то показаться слабее. Естественно, даже если мы проводим какие-то совместные тренировки,  в основном спарринги (спарринг – это тот же бой, только  в зале), стараемся друг другу не уступать.

 – А кроме зала, где-то приходилось драться?

– Как и всем, наверное, приходилось.

 – Всем известны случаи, когда спортсмены, не рассчитав удар в драке, убивали человека. Не страшно, что однажды не рассчитаешь удар? Как  ты себя контролируешь во время каких-то передряг?

– Стараешься и сам, и ребят учить в конфликт не вступать, потому что чревато какими-то последствиями.  Ты  уже профессионал, и твой любой удар может достигнуть такой цели, которая тебе не нужна. Поэтому, я думаю, нужно стараться  не бить, а если уже прям так вышло, то, например, можно ударить по печени.

– Говоришь об этом с такой позитивной улыбкой...

– Там ничего не будет такого, он сядет, подумает, а у тебя будет время объяснить, что он не прав.

 – Тогда такой  вопрос: а тебе нравится бить людей?  (Смеется, - прим. ред.) Мне всегда казалось, что даже если попаду в какую-то экстремальную ситуацию,  вряд ли  не смогу поднять руку на человека и его ударить.  Ты  же понимаешь, что ты делаешь кому-то больно?

– На ринге,  когда идет бой  все враги, но когда заканчивается, жмут руки и никакой злости, только спортивная, вне ринга ее нет. По крайней мере у меня.

bYIsNRlUrx4.jpg

– Зачем вы смотрите в глаза сопернику перед боем? Бывает, что взгляд соперника решает исход схватки?

– Многие спортсмены думают, что взглядом что-то меняют. Сколько было таких примеров: строил грозный вид, а потом не доживал и  до второй минуты боя.  Например, у иностранцев это называется трештокинг, это сильно развито. На  этом делают целые трансляции. В России другой менталитет, у нас эту показуху все воспринимают как личное, поэтому и  ударить могут.

 – У нас больше по-пацански?

– Да, ну у нас люди-то другие. Очень много на взвешиваниях бывает иностранцев, приезжают  начинают крутить пальцы, лбом тыкать, наши просто  не выдерживают...

 – И дают подзатыльник?

 – (Смеется, - прим. ред.) Да, такое бывало не раз.

– Вообще тайский бокс – вид спорта довольно  зрелищный. Элементы шоу, наверное, необходимы для популяризации?

– Это только сейчас начинает развиваться, и все благодаря именно зарубежным промоушнам – на них смотрят, на их бойцов, как они себя ведут, и пытаются подражать. Но опять же – у нас не всегда все воспринимают. В России люди другие.

– Много приходит зрителей?

– Когда как. Да, сейчас смешанные единоборства вообще набирают большие обороты, много турниров, очень большая конкуренция. Людям нравится, приходят. Как правило, сначала знакомые, друзья, чтоб поддержать, одноклубники и просто любители смешанных единоборств и боев.

– А кто ваша публика? Смотришь зарубежные чемпионаты – там и девицы, и молодежь, и очень взрослая публика есть,  фанаты, которые приходят своего любимого спортсмена поддержать. У нас еще не развита такая культура?

– Нет. У нас такого прям нет, чтобы кто-то другой приезжал. Это в основном друзья, одноклубники, родственники. Но у нас достаточно большой клуб (БК «Кузня», – прим. ред.), в общем, я думаю, у нас занимаются вместе с детьми более двухсот человек. Всегда, особенно если дерутся у нас в городе наши ребята, очень много людей приходит. Минимум 50-70 человек из нашего клуба всегда приходят. Всегда поддержка присутствует, это важно и помогает. Если посмотреть бои наших ребят, которые проходят в Краснодаре, всегда слышно, как с трибун кричат.

– А когда ты бился на чемпионате мира,  кто-то с тобой ездил?

– Никто. Там были еще из России ребята, но именно с нами – нет. Организовал бой менеджер Антон Кузнецов из Петербурга, одноклубник.

– А кто первый поздравил с победой?

 – У нас есть группа в WatsApp – написал туда, но кто именно первый, не помню.

– А с кем бы ты хотел встретиться на ринге?

– Соперников мы как бы не выбираем.

– Но, может, видишь: сильный, с ним сложно, но я хочу его победить.

– Хотелось бы, конечно, больше выступать на зарубежных аренах, не так важно с кем. Больше проводить боев с иностранцами, чем в России.

– Почему?

– С иностранцами как-то... Не знаю, как объяснить. У них хочется выигрывать.

– Россия, вперед!  Это патриотизм?

 – Да. Наверное, да. Хочется противостояния не внутри России.

GWa1O540bCE.jpg

– А вообще престижность вида спорта  насколько важна для тебя?  Все мы знаем, сколько в футболистов денег вкладывают, столько усилий. Порой бывает обидно за спортсменов из других видов спорта. Им и платят меньше, и пиарят, а тем временем именно они славят Россию.

– Ну к футболу, конечно, естественно, отношение у меня не очень. Я  его не люблю  и не смотрю. А игра нашей сборной России, вообще считаю, – это позор нашей страны. У нас  страна великая, и нет одиннадцати игроков? Это  позор! За такие деньги, как они получают, мне кажется, много талантливых ребят можно найти. Футбол – это неоправданно. Ну это игра такая, любят ее.

– А в кикбоксинге можно вообще хорошо зарабатывать?

 – За рубежом, естественно, это более развито. У нас очень тяжело это. Все зависит от того, кто тебе помогает, если есть какие-то спонсоры или друзья, которые именно в тебя вкладывают. Если твой клуб помогает, можно развиваться и зарабатывать. А так – тяжело прийти к боям таким, чтобы хорошо зарабатывать. В России это практически невозможно. Только сейчас появляется возможность. Многие лиги сейчас платят в долларах, поэтому на нынешний курс получаются неплохие гонорары. Если где-то там, например, платят 2000, 3000 долларов – это уже нормально.

– Сколько ты получил за пояс чемпиона мира?

– 3000 долларов

– А какой самый большой денежный приз?

 – За рубежом есть самая большая организация – это UFC (американская). Там гонорары доходят до 15 000 000 долларов, нереальные суммы.

– Возможно как-то пробиться на этот чемпионат?

– Возможно. Из России сейчас там дерутся. Все возможно. Я все равно считаю, что наши бойцы самые сильные, по всему миру в принципе.   Но просто прийти и сказать, что ты хороший и сильный, – этого мало. Им это не нужно. Если, например, находиться там, жить, приехать туда и прийти просто в зал, то, я уверен, на 90% будет проще развиваться и выступать.

– Во всем необходимо продюсирование?

 – Да. Если бойца не ведет менеджер, то сам он туда не попадет. Своих навыков и титулов мало.

 – А у тебя есть менеджер какой-то?

– Да, сейчас вот совсем недавно начал работать с менеджером Анатолием Моисеевым, Денис Мартынюк с ним. Вот он занимается как раз  поиском боев нам в Китае, Голландии, везде по всему миру, куда есть выходы, пытается нам найти бои. Вот уже нашел ребятам бои. Но  в Китае не так легко найти.

– Почему?

– Я ведь тяжелый,  90 килограммов – это много для Китая.

aauD7fbCAps.jpg

– А можно без всяких специальных препаратов быть  спортсменом на сегодняшний день?

– Нет, нельзя. Как бы там ни говорили, что можно пить молоко и есть каши, это ерунда все. Так никто не делает, только все говорят. Все используют как обычные спортивные добавки, так и запрещенные.

 – А в твоем виде спорта проверяют на допинг?

– На самом деле сколько раз говорили, что будут проверять, никто ничего не проверяет. Вот в американских промоушнах проверяют. Там очень строго. Причем это происходит так:  ты готовишься, например, на бой  и где-то за месяц могут приехать  с комиссией  на тренировку или домой, берут кровь, и всё. Ты не знаешь, когда они  к тебе приедут, у тебя нет времени всё это выгнать.

– А как ты вообще отнесся к допинговому   скандалу перед Олимпиадой?

– Естественно, если он касается мельдония, то это глупости, он у нас в аптеке продаётся, у нас-то он не запрещён. Я сам не пил его, но многие ребята пьют, и уже много лет, и никто не считал его у нас запрещённым. Конечно, обидно.  А паралимпийцев-то что пустили – это вообще! Тут даже говорить нечего. Очень подло!

– Естественно, мы бы первыми стали. Так просто фаворитов урезают. Я ко всему этому плохо отношусь.  Но бойкотировать не стал бы. Это всё-таки спорт и люди. Для кого-то это, возможно, вообще последняя Олимпиада, и не поехать просто не вариант. Олимпийские игры – это для некоторых цель всей жизни.

– А как считаешь, твой  вид спорта достоин Олимпийских игр, почему его нет среди олимпийских?

– Как говорят в спорткомитете, что эти виды слишком жесткие именно  для Олимпиады. Люди не хотят видеть побоище, кровь. Всем хочется более окультуренного, с правилами. Что там есть: тхеквандо, например, там же нет таких нереальных травм. Опять же бокс есть, но у бокса история другая, ему очень много лет. Тоже очень жесткий вид спорта. Но я думаю, что ни тайский бокс, ни кикбоксинг, ни смешанные единоборства никогда не станут олимпийскими.  Разговоры идут  ещё с 2000-го, и что-то ничего не изменилось.

– А хотелось бы?

– Ну, конечно, хотелось бы! Другой был бы вес, другие бы были люди, и уровень был бы другой. Но опять же в свете Олимпийских игр,  я не знаю, как именно в игровых видах спорта, я знаю  в борьбе, например, очень много коррупции. Там зачастую выигрывают или едут  те, кто надо, а не тот, кто сильней. Вот в этот раз, если читали, интересовались, например, боксом, там тренер сборной написал так:  в сборной четверо или пятеро едут туристы, а не боксёры.

– Олег, ты всем доказал, что ездил на турнир не как турист. Не знаю, как Родина, мы тобой гордимся, удачи тебе!

– Спасибо, а для меня это и главное!  Для меня мнение простых людей – самое важное!

Фото предоставлены Олегом Перевертуновым. 


Погода в Краснодаре
Яндекс.Погода




новости