Меню сайта

Чужое сердце: как живут люди после пересадки органов

Чужое сердце: как живут люди после пересадки органов


 О земляках, перенесших трансплантацию главного человеческого органа

Говорят, когда человек оказывается на грани жизни и смерти, он начинает переосмысливать свое существование. Возможно... Но не под операционной лампой, за несколько мгновений до тихого «начинаем»... Под этим светом есть только здесь и сейчас. Все, что было, уже не важно, а будущее настолько призрачно... В общем, словно старт в космос. И если человеку повезет вернуться, у него точно начинается новая жизнь. Пускай в ней те же друзья, привязанности, привычки... Но он — другой. Теперь видит мелочи, которых не замечал, ценит каждый отпущенный день... Герои данного материала знают об этом не понаслышке. Все они прошли через пересадку «двигателя организма»! Накануне Международного дня сердца (29 сентября) земляки открыто рассказали о пережитом.

Верой и надеждой

«Страшна не смерть, а ощущение ее близости. Ты понимаешь: однажды можешь не проснуться...» Когда слышишь такие слова от человека 25 лет, становится страшно. Потому что неправильно все это, не должны молодые рассуждать о смерти. Потому что неоспоримо. Тимур Болгов из Новороссийска живет с новым сердцем с 15 сентября 2015 года. В его случае вмешательство было сложнейшим — одновременная пересадка органа и протезирование отдела аорты. Отклонение от нормы в последней (расширенный корень) врачи заметили еще в 2010-м, но на тот момент все было некритично. А потом состояние Тимура стало ухудшаться

 — Однажды помогал другу с переездом и почувствовал себя плохо. Причем в момент отдыха, а не физической работы. Доктора сказали, что это нервное защемление, а оказалось — надрыв аорты. Через какое-то время я попал в реанимацию...

По словам Тимура, примерно за месяц до пересадки органа его состояние было на грани. Отказывали почки, печень, пищеварительная система. Словом, если бы не донорское сердце, человека давно бы не было в живых. Кубанец не знает, частичка кого в нем живет (это только в кино семьи, объединенные одним сердцем, общаются между собой).

Но Тимур благодарен родственникам незнакомца за согласие отдать орган нуждающемуся пациенту (согласие близких обязательно — таков закон).

— Конечно, поначалу я был шокирован. Хорошо помню момент, когда сообщили о необходимости трансплантации. Это было в Краснодаре, врачи собрали консилиум. Оказалось, фракция моего сердца (соотношение между сократимостью и выбросом крови) составляет всего 15 процентов. При норме — 55 и выше! «Чуда не произойдет, только пересадка», — услышал я от хирурга...

Операция прошла успешно. «Жизнь продолжается», — подумал парень, едва очнувшись от наркоза. Страха не было. А дальше началась реабилитация. Интенсивная лекарственная терапия (чтобы орган прижился и не произошло отторжения), диета, строжайшее соблюдение рекомендаций. Тимур признался: ему было тяжело не столько физически, сколько морально. Никак не мог осознать пережитое... Дополнительным ударом стало также расставание с любимой девушкой. По словам Тимура, подруга приняла решение, когда он попал в больницу. Наступила апатия ко всему. Как справился?

— В тяжелые моменты вера и надежда становятся определяющими факторами. Безусловно, важна поддержка близких. Мне очень помогла мама, Валентина Геннадьевна. Она растила меня одна и в трудные времена не сдалась, не опустила руки... Ее силы духа хватило на нас двоих.

Сегодня Тимур живет обычной жизнью. Он продает мебель, летал на вертолете, ездил отдыхать в Крым. Пару месяцев назад встретил любовь. Вероника понимает, что довелось пережить Тимуру. По словам парня, он решил быть честным с самого начала. Причем не только с Вероникой — со всеми. На странице Тимура в социальной сети есть пост о перенесенной операции.

— Кого-то история шокирует, а кого-то вдохновит. В том плане, что не нужно ставить на себе крест. Благодарен всем врачам, что занимались мной. Здорово, что пациент может быть прооперирован на высоком уровне в своем регионе, бесплатно.

«Не запускайте болезнь»

«Мой донор был парнем немного старше меня. Он погиб. Вот все, что знаю...» — рассказал Алексей Вильховский из Армавира. В прошлом мужчина ел «от пуза», курил, мог позволить выпивку. Теперь он пропагандирует здоровый образ жизни и ответственное отношение к организму.

— Почувствовали недомогание — идите к доктору. Не нужно заниматься самолечением и запускать болезнь. Нарушения в сердце — очень коварная штука. Их не чувствуешь поначалу...

Сердечную патологию у Алексея заметили еще в 2011 году. На тот момент он жил в Белгороде, занимался тяжелым ремеслом — металлообработкой. В лист ожидания донора мужчина попал в 2016-м. По его словам, не мог без анальгетиков есть, засыпать, ходить в туалет. В день он выпивал литров семь жидкости, а выводили ее только лекарства.

— Одним словом, болезнь измучила. Я уж и не помнил, каково это — быть здоровым. Когда позвонили из Краснодара, сам сел за руль. В краевом центре попал в пробку, даже где-то нарушил ПДД. Но, думаю, если б гаишники узнали, куда еду, не только бы отпустили, но и проводили (смеется). В Центр грудной хирургии ККБ № 1 оказался в 23.00, а около полуночи началась операция. Очнулся я почти в четыре часа после полудня. Руки и ноги привязаны, пить хочется...

По словам Алексея, послеоперационная реабилитация была сравнима с ежедневной работой на предприятии. Начинаешь в восемь утра и заканчиваешь в шесть. Это и дыхание в кислородной маске, и надувание шариков (для стимуляции легких), и ходьба. После выписки тоже пришлось несладко. Например, несколько месяцев мужчина ходил в маске, чтобы не заболеть. Сейчас он вынужден пить лекарства, не может поднимать тяжести. Обо всех нюансах не расскажешь. Но... за два месяца до операции у него родилась дочка Маргарита. Сейчас Алексей может видеть, как она растет.

— Меня часто спрашивают, поменялся ли я в связи с новым сердцем. Нет. То же вам скажут и другие пациенты. Агрессивным был одно время, ругался со всеми, но это от нервов. Больше месяца не мог в себя прийти. Я не знаю, сколько мне отпущено. Говорят, с донорским сердцем можно просуществовать лет 10. Но в Краснодарском крае, знаю, сегодня здравствуют люди, перенесшие пересадку в 2004-м. То есть 13 лет! И это, как и слова хирургов: «Живите, а мы еще что-нибудь придумаем», — вселяют надежду. Я очень благодарен родственникам моего донора. Они потеряли близкого человека, но нашли силы спасти жизнь незнакомцу. Сейчас понимаю: тоже дал бы согласие. Если можешь помочь, помоги...

Кстати, по данным открытых источников, донором сердца может стать человек у которого зафиксирована смерть головного мозга, или внезапно умерший (погибший в аварии, например) с нормально функционирующим при жизни трансплантируемым органом.

 «Не существую, а живу»

Есть в Краснодарском крае люди, которые перенесли пересадку сердца в достаточно солидном для организма возрасте — после 55 лет. Сергею Белоногову из Лабинска сейчас 57. Операцию была проведена в марте 2016 года. Патология, как и в других случаях, сформировалась незаметно. От высокого давления до невозможности спать лежа. В последнее время мужчина если и засыпал, то в кресле.

— Я не боялся операции, доверился врачам. А после радовался всему как ребенок. Ну, например, тому, что цветы расцвели. Не новое сердце, а пережитое меня изменило. Я начал еще больше любить природу и жизнь.

А Ольга Карасева из поселка Прибрежного (Славянск-на-Кубани) перенесла вмешательство в 60 лет. Скорая однажды забрала ее прямо с предприятия, которому отдала 34 года. Разбушевавшееся сердце врачи пытались усмирить с помощью кардиостимулятора, но спустя время оно снова дало сбой. Услышав, что мы собираемся писать о людях с чужими сердцами, Ольга Николаевна воскликнула: «Какое же оно чужое?! Оно родное, мое...»

— Проблемы с сердцем мне передались по наследству. Мама и папа страдали от сердечных недугов. Свои болезни есть у брата. Я ни о чем не жалею. Раньше существовала, а теперь живу. Да, на огороде не вкалываю, но езжу за рулем. Вожу машину больше 40 лет. У меня две дочки, три внука. Есть и правнучка. Юлиане уже исполнился год. Если б не сердце донора, не быть бы мне прабабушкой (смеется). Благодарна всем, кто участвовал в моей судьбе. Перед операцией с дочерью пошли в церковь. Батюшка сказал: «Если Бог дал дар врачам и ценой одной жизни можно спасти другую, то почему нет?»

«Золотой человек с золотыми руками»

Новую жизнь героям нашей публикации подарили не только доноры. Их оперировал один и тот же человек — Кирилл Олегович Барбухатти, главный кардиохирург Краснодарского края. Пациенты не сговариваясь назвали его золотым человеком с золотыми руками. Мы связались с доктором. Он рассказал, что операции по пересадке сердца на Кубани проводят с 2010 года. С того момента выполнено не менее 100 подобных вмешательств. Например, в прошлом году — 17. Возраст пациентов, которые оказываются на операционном столе, варьируется от 14 до 60 лет (впервые пересадку сердца ребенку на Кубани провели в 2012 году, — прим. ред.). Донорского сердца в Краснодарском крае люди ждут не больше трех-четырех месяцев. И герои нашей публикации это подтвердили. А сколько лет жизни таким пациентам отпущено?

— Есть у нас примеры, когда операция сделана пять, семь лет назад. Люди живут. В мире известны случаи существования больше 30 лет с донорским сердцем, — уточнил кардиохирург.

Действительно, по данным открытых источников, англичанин Джон Маккафферти перенес пересадку сердца в 39-летнем возрасте (в 1982 году). Его сердце так увеличилось в размере, что без вмешательства он протянул всего бы 10 дней. Операцию провел британский хирург Магди Якуб. Донором стал мотоциклист, погибший в ДТП. В итоге сам Джон Маккафферти скончался только зимой 2016-го. Он перешагнул 73-летний рубеж и попал в Книгу рекордов Гиннесса как рекордсмен по длительности жизни с донорским сердцем. Вдова Маккафферти назвала прошедшие десятилетия потрясающими. Оказалось, ее супруг не только успел побывать в разных странах мира, но и плавал, участвовал в соревнованиях — Британских играх для людей с пересаженным сердцем.

Елена Орловская.